Нейроэнергокартирование: новый инструмент диагностики патофизиологических изменений центральной нервной системы у детей с нарушениями развития

Эта статья основана на исследованиях, то есть имеет научные доказательства. Цифры в скобках (1, 2, 3) это активные ссылки на публикации рецензируемых исследований.

Нейроэнергокартирование (НЭК) — это методика исследования головного мозга, которая позволяет оценить метаболическую активность мозга. Метод основан на измерении уровня постоянных потенциалов (УПП). Диагностика НЭК не имеет противопоказаний и возрастных ограничений.

Метод регистрации и анализа уровней постоянных потенциалов головного мозга «Нейроэнергокартирование» был разработан д.б.н., профессором Фокиным В.Ф. в Лаборатории нейрофизиологии Научного центра неврологии сначала советской, а затем российской Академии медицинских наук.

Нейроэнергокартирование — удобный инструмент исследования мозга, который можно применять в работе с детьми с самым сложным поведением. Это очень простая и неинвазивная процедура: всего 5 датчиков крепятся на голову и один датчик на руку ребенка, полноценная электродная шапка не требуется. При сложной ситуации уже за пять минут можно успеть снять основную, базовую информацию.

Нейроэнергокартирование: новый инструмент диагностики патофизиологических изменений центральной нервной системы у детей с нарушениями развития 1

Но при этом нейроэнергокартирование может решать принципиально важные задачи диагностики первопричин негативного поведения детей с нарушениями развития.

Нейроэнергокартирование (НЭК) оценивает интенсивность церебрального энергетического обмена благодаря анализу показателей уровня постоянных потенциалов (УПП), связанных с кислотно-щелочным балансом тканей головного мозга.

Под уровнем постоянных потенциалов (УПП) понимают устойчивую разность потенциалов милливольтного диапазона, регистрируемую между мозгом (или экстрацеребральными структурами) и референтными областями с помощью усилителей постоянного тока. УПП коррелирует с множеством биохимических параметров мозга и основных систем организма, что позволяет использовать полученные данные для диагностики патофизиологических состояний.

При стабильном функциональном состоянии эта разность потенциалов устойчива в пределах 1 мВ в течение десятков секунд. НЭК фактически регистрирует медленную мозговую активность. В западной литературе эти потенциалы получили название Direct current potentials (DC-potentials), т. е. потенциалы постоянного тока.

Смысл исследования нейроэнергокартирования заключается в том, что фактические результаты УПП пациента в 5 различных зонах головного мозга (в лобной, центральной, затылочной, правой височной и в левой височной области), сравниваются с эталонами работы мозга именно в этих зонах.

Сравнение идет по фактическим физическим показателям, отклонение которых от нормы в ту или иную сторону визуализируется благодаря программному обеспечению в той или иной цветовой гамме (см. Снимок №1).

Снимок №1. Пример элемента НЭК-обследования

нейроэнергокартирование
Нейроэнергокартирование: новый инструмент диагностики патофизиологических изменений центральной нервной системы у детей с нарушениями развития 2

Исследование патофизиологических изменений центральной нервной системы у детей с нарушениями развития с помощью нейроэнергокартирования

Исследование проводилось на базе Центра интегративной медицины «Miraculum», Тбилиси, Грузия в рамках общего исследования зависимости негативного поведения и нарушений эмоциональной сферы детей и подростков от разнообразных патологических состояний.

В рамках этого проекта в течение четырех месяцев, с июня по сентябрь 2020 г., были выполнены НЭК-исследования для 78 пациентов в возрасте от 3 до 19 лет со следующими диагнозами:

  • детский аутизм (F.84) и атипичный аутизм (F.84.1) – 59 пациентов,
  • тревожные расстройства личности (F.41) – 9 пациентов,
  • гиперкинетические расстройства (F.90) – 6 пациентов,
  • диссоциальное расстройство личности (F.60.2) — 4 пациента.

На момент проведения НЭК из 78 пациентов 16 детей принимали нейролептики, а именно ариприпразол, рисперидон и/или труксал. Антидепрессанты, в частности, золофт и/или сетралин – принимали 5 пациентов.

Общее недообследование детей с РАС и другими нарушениями развития усугубляется сложностями при проведении инструментальных исследований головного мозга / центральной нервной системы (ЦНС). Многие дети (особенно в тяжелых случаях, не позволят одеть электродную шапку и установить несколько десятков датчиков для ЭЭГ; они не способны сохранять неподвижность, необходимую для МРТ. Многим из них противопоказан наркоз, также, как и специальный контраст, необходимый для спектроскопии и другой функциональной диагностики головного мозга.

При этом жалобы или подозрения на постоянные головные боли у детей с диагнозом РАС — явление, встречающееся необычайно часто. Однако оно, по опросам родителей, в подавляющем большинстве случаев врачами игнорируется и списывается на аутизм. Зачастую не проверяется даже уровень внутричерепного давления (ВЧД) и, тем более, не рассматривается возможность доброкачественной внутричерепной гипертензии.

Аналогично и в отношении СДВГ. К сожалению, это нарушение развития не связывают с возможным нарушением центрального кровообращения, также как и высокий уровень тревоги не связывают с возможной доброкачественной внутричерепной гипертензией.

В немногочисленных исследованиях в области высокого внутричерепного давления и повышенного уровня тревожности на фоне головной боли внимание уделялось преимущественно детям с гидроцефалией.

Есть, однако, одиночное исследование, показавшее, что при СДВГ наблюдаются нарушения мозгового кровотока. Однако этот вывод не нашел отражения в массовой диагностике сосудистых патологий и нарушений микроциркуляции с соответствующим применением сосудистых препаратов для детей с диагнозом СДВГ.

Для решения вышеупомянутых проблем в «Миракулуме» был адаптирован неинвазивный, простой, удобный и приемлимый для детей с особенностями метод нейроэнергокартирования, результаты которого убедительно подтверждают, что:

У многих детей с нарушениями развития присутствуют стойкие ликвородинамические нарушения и/или нарушения центрального кровообращения вплоть до корковой ишемии головного мозга.

Игнорирование диагностическими руководствами медицинских причин негативного и асоциального поведения детей имеет еще одно крайне неприятное для них последствие. Это в ряде случаев неправомерность выбора фармакологического вмешательства.

В настоящее время нейролептики, симпатомиметики центрального действия, антидепрессанты, седативные препараты являются препаратами первой линии для коррекции негативного поведения при РАС, СДВГ, диссоциальном расстройстве личности и при других диагнозах, связанных с нарушениями развития.

Проблема в том, что внешне одинаковые проявления негативного поведения могут иметь совершенно разные медицинские причины, при которых единообразный фармакологический протокол, предписанный официальными руководствами, может привести к контрпродуктивным последствиям. А в ряде случаев усугубить то патологическое состояние ребенка, которое в действительности является первопричиной негативного поведения.

Не удивительно, что большое количество исследований последних лет посвящено побочным эффектам применения нейролептиков, особенно у детей:

  • появление избыточного веса,
  • экстрапирамидные расстройства,
  • повышение артериального давления,
  • нарушение функции печени.

Увы, сегодня, высокий уровень тревожности, гиперактивность, негативное и асоциальное поведение рассматриваются как нарушения, коррекция которых должна осуществлятьсяс помощью препаратов только определенных классов, но без предварительного поиска причин данных нарушений.

В других исследованиях рекомендуется не ограничиваться назначением нейролептиков, но обращать внимание и на классы других препаратов.

В частности, с точки зрения уменьшения негативного поведения у детей с РАС недавно было проведено исследование по применению баклофена в сочетании с нейролептиком. Баклофен показал очень хороший эффект, но механизм его влияния был описан в исследовании через гамма-аминомасляную кислоту (ГАМК) – важнейший тормозной нейромедиатор ЦНС человека. Однако, на наш взгляд, применение баклофена как центрального миорелаксанта, приводило к улучшению поведения у детей с РАС по другой причине — за счет стабилизации системы центрального кровообращения, в том числе кровообращения в шейноворотниковой зоне.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (далее — СИОЗС) также рассматриваются как препараты, способные снижать количество повторяющегося поведения у детей с РАС. Но, по нашей практике, повторяющееся поведение может быть связано не столько с депрессией и низким уровнем серотонина, сколько с повышенным ВЧД / ликвородинамическими нарушениями и / или нарушениями центрального кровообращения.

Еще одно исследование было посвящено совместному применению рисперидона и пропентофиллина как активатора пресинаптических альфа1-рецепторов для снижения гиперактивности. Снижение гиперактивности, в свою очередь, приводило к уменьшению раздражительности, поскольку с улучшением концентрации внимания дети становились более спокойными. Другими словами, улучшение концентрации внимания естественным образом приводило к уменьшению негативного поведения, в данном случае, к снижению раздражительности.

Результаты исследования

В этом исследовании нейроэнергокартирование позволило сначала выделить детей с отсутствием доминирующих патологических состояний ЦНС (36 детей или 46%), а затем разделить оставшихся по основным типам очевидных неврологических патологий (42 / 54%):

  1. Ликвородинамические нарушения (высокий УПП в области проекции желудочков ГМ) — были выявлены у 24 детей (31%);
  2. Перевозбуждение коры головного мозга (существенно повышенный УПП, в особенности, в лобной доле) — у 9 детей (12%);
  3. Корковая ишемия головного мозга с высокой вероятностью эпи-синдрома (низкий уровень УПП при корковой ишемии лобных отделов, которая резко усиливается при пробах на мелкую моторику) — у 6 детей (7%);
  4. Редкие комбинации патологий костной, эндокринной и нервной систем (разнообразие не поддающихся классификации показателей УПП) — у 3 (4%).

Классификация пациентов по группам нарушений благодаря данным НЭК позволила:

  1. Разработать и выполнить Протоколы «точечного» дообследования.
  2. Предложить на основе окончательного диагноза успешные терапевтические стратегии.
  3. Скорректировать фармакологические вмешательства.

Списки необходимых «точечных» дообследований

Базовый протокол исследования:

  • Анализ кала на дисбактериоз.
  • Копрологический анализ кала.
  • Бактериологический посев кала с чувствительностью к бактериофагам и антибиотикам.
  • Бактериологический посев из носоглотки и ротоглотки с определением чувствительности к бактериофагам и антибиотикам.
  • Общий анализ мочи.
  • Бактериологический посев мочи с определением чувствительности к бактериофагам и антибиотикам.
  • Общий анализ крови.
  • Анализы на: ASLO, лактат, гомоцистеин;
  • IgG, IgM к вирусам Эпштейн-Барр, Цитомегаловирусу, герпесу 6 типа; TSH, кортизол.

При ликвородинамических нарушениях

  1. Оценка состояния глазного дна.
  2. УЗДГ сосудов головного мозга и шеи (пробы с обязательной ротацией).
  3. Дополнительные исследования работы ЖКТ и микробиоценоза кишечника.
  4. Рентген шеи в 3 проекциях с функциональными пробами.
  5. Базовый протокол исследования (см. выше).

При перевозбуждении коры головного мозга

  1. Базовый протокол исследования (см. выше).

При корковой ишемии

  1. Ночной ЭЭГ-мониторинг.
  2. УЗДГ сосудов ГМ и шеи (пробы с ротацией также обязательны).
  3. рентген шеи в 3 проекциях с функциональными пробами.

При редких комбинациях

  1. Оценка глазного дна и полей зрения.
  2. УЗДГ сосудов ГМ и шеи (интра / экстракраниальные).
  3. Рентгенография шейного отдела позвоночника в трех проекциях.
  4. МРТ головного мозга и гормональные исследования для проверки состояния гипофиза.

Последние два — только для пациента с «аденомой гипофиза».

В большинстве случаев результаты дообследований позволили подтвердить окончательные диагнозы и предложить пациентам терапевтические стратегии, при выполнении которых состояние пациентов заметно улучшалось, а негативное поведение уменьшалось.

В ряде случаев показатели нейроэнергокартирования указывали на необходимость коррекции фармацевтического вмешательства. В частности, в ходе исследования было показано, что:

  • при низком УПП назначение нейролептиков неправомерно;
  • напротив, при высоком УПП, особенно в лобной доле головного мозга, назначение нейролептиков может быть правомерно;
  • при низком УПП и корковой ишемии, особенно лобных отделов головного мозга, правомерно назначение антисудорожной терапии (при обязательной проверке ночным ЭЭГ-мониторингом).


Правомерные терапевтическое и фармакологическое вмешательства привели к стабилизации и улучшению состояния пациентов, вплоть до уменьшения или исчезновения негативного поведения.

Описанный в статье подход имеет для детей с аутизмом и другими нарушениями развития огромное значение. При назначении им фармпрепаратов многие врачи ориентируются на такие диагностические критерии, как негативное и асоциальное поведение (в соответствии с официальными руководствами). Однако причины негативного поведения, показанные благодаря НЭК (например, перевозбуждение или ишемия головного мозга), совершенно различны, также, как и протоколы лечения.

Рекомендуем врачам, работающим с детьми с подобными диагнозами, до назначения нейролептиков и других препаратов, обратить внимание на возможные медицинские причины негативного поведения.

Еще три самостоятельных замечания в качестве выводов.

Во-первых, противовоспалительный протокол питания был назначен всем пациентам без исключения во всех пяти группах. Диеты в каждой группе и для каждого конкретного пациента могли иметь свои отличия в зависимости от найденных нарушений. Но во всех случаях лечебное питание являлось фундаментом для успешной коррекции нарушений в любой системе организма, включая патофизиологические изменения ЦНС.

Во-вторых, будущее расширение выборки пациентов и соответствующей доказательной клинической практики приведет к расширению классификации разнообразных вариантов и комбинаций показаний УПП. Соответственно, более разнообразной будет становиться и классификация групп и подгрупп пациентов, особенно в части ликвородинамических нарушений и/или их комбинации с перевозбуждением / ишемией головного мозга.

В-третьих, НЭК ожидаемо показал высокую эффективность в диагностике детей с высокой вероятностью коморбидной патологии. Но преимущества нейроэнергокартирования будут вполне востребованы и для нейротипичных детей и взрослых, состояние и/или симптоматика которых позволяют подозревать возможные неврологические нарушения.

Главный вывод статьи по результатам проведенного исследования:

негативное и асоциальное поведение детей с совершенно одинаковыми диагнозами в области нарушений развития могут иметь совершенно различные медицинские первопричины.

В силу этого обстоятельства внешние проявления не могут выступать единственными и безусловными критериями для выбора терапевтических, фармакологических и реабилитационных вмешательств.

Специалистам, работающим с такими детьми, необходимо использовать доступные диагностические инструменты, включая нейроэнергокартирование, для определения медицинских причин негативного поведения и принятия решения о правомерности того или иного вмешательства.

close

Подпишись на еженедельные новости

Редакция Proautism.info
Редакция Proautism.infohttp://proautism.info/
При полном или частичном копировании материала поставьте пожалуйста активную ссылку на наш сайт: https://proautism.info/ , ведь это труд целой команды PROАУТИЗМ >>

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Топ 5 статей раздела

Читай первым новости в Telegram