Влияние молока на аутизм и шизофрению

Как молоко влияет на аутизм и шизофрению.

Встречающееся в статье сокращение: БКМ7 — бета-казоморфин-7, читайте подробнее о нем в первой статье «Молоко А1 и А2. В чем разница?»

Во главе этих исследовательских коллективов стоят профессор Роберт Кейд и доктор Жонгже Сан из Университета Флориды, Пол Шетток из лаборатории по исследованию аутизма Университета Сандерленда и доктор Калле Райхелт из Педиатрического исследовательского института при Университете Осло.

Все три группы взаимодействовали во время осуществления научных проектов, так что их исследования переплетаются. Большинство публикаций вышли в свет в журнале «Питание и нейронаука». Статьи также публиковались в журналах «Нарушения мозговой деятельности», «Аутизм» и «Пептиды».

Ключевая концепция в основе трудов Райхелта, Шеттока и Кейда, а также их коллег Жонгже Сана и Анн-Мари Книвсберг состоит в том, что многие симптомы неврологических и психических заболеваний связаны с пищей, которую мы принимаем, а также с ее метаболизмом в организме.

В частности, симптомы аутизма и шизофрении обладают большим сходством с симптомами, которые вызваны опиоидами, образующимися при переваривании определенной пищи, в частности, продуктов, содержащих глютен и казеин.

То, в какой степени каждый человек подвержен риску этих заболеваний, зависит от конкретного генетического склада в сочетании с различными, зачастую неидентифицированными экологическими факторами. Упомянутые ученые доказали, что у многих детей, страдающих аутизмом, в крови и в моче определяется высокий уровень БКМ7 и других казоморфинов, производных от БКМ7. Они же сообщили об успехах терапевтической диеты, лишенной казеина и глютена, в снижении уровня БКМ7 в моче и выраженности симптомов аутизма.

Потребовалось длительное время, прежде чем в медицинских кругах утвердилась мысль о том, что на психическое здоровье могут оказывать влияние употребляемые в пищу продукты.

Таким образом, Кейд, Шетток, Райхелт, Сан, Книвсберг и их коллеги прошли непростой путь.

До недавнего времени указанные ученые не осознавали, что БКМ7 выделяется из бета-казеина А1, но не из бета-казеина А2. Это объяснимо, ведь как ученые-неврологи они, скажем так, нечасто сталкивались с литературой по генетике молочных пород крупного рогатого скота и о существующих между ними различиях. Поэтому пациентам с аутизмом они рекомендовали, по крайней мере до недавнего времени, безмолочную диету.

Однако в настоящее время по меньшей мере три разные группы биохимиков (включая сотрудников «Фонтерры») установили, что БКМ7 выделяется по причине биохимической особенности бета-казеина А1, отличающей этот белок от бета-казеина А2.

Так аргумент в пользу молока А2 для детей с аутизмом основывается на двух раздельных направлениях в науке.

Насколько мне известно, за исключением прерванного исследования «Фонтерры» (о котором речь пойдет ниже), возможные связи между молоком А2 и аутизмом не изучались. Вместо этого ученые сосредоточивались, главным образом, на БКМ7, а также на схожих пептидах — производных глютена.

Однако многие родители детей с аутизмом, особенно в Австралии, где молоко А2 широко доступно в торговой сети, утверждают, что симптомы аутизма смягчаются, если употребление молока ограничить молоком А2 и не употреблять молоко А1.

В Великобритании, где сертифицированное молоко А2 недоступно, некоторые родители использовали молоко от коров гернзейской породы, в котором очень низкое содержание бета-казеина А1.

Интересные данные можно почерпнуть из эпидемиологических исследований. Интригующим выглядит то обстоятельство, что эти данные происходят из патентной заявки «Фонтерры», в которой утверждалось, что уровень смертности от психических заболеваний существенно выше в странах с высоким потреблением бета-казеина А1.

Первым ученым, выдвинувшим предположение о наличии связи между аутизмом и опиоидами, был Дж.А. Панксепп, который в 1979 г. опубликовал статью в журнале «Тенденции в нейронауке» . Уже в 1981 г. Калле Райхелт и соавторы предположили, что опиоиды образуются при неполном расщеплении некоторых пищевых продуктов, в частности, содержащих глютен и казеин. Впоследствии были получены данные о высоком содержании опиоидов в крови и моче многих пациентов с аутизмом. Кроме того, имеются свидетельства того, что многие дети с аутизмом страдают и от повышенной кишечной проницаемости, а в этом и состоит ключ к пониманию описываемых процессов.

Оценка воздействия опиоидных пептидов на организм человека представляет собой сложную задачу. Метод, которым пользовались Райхелт и Шетток, называется жидкостной хроматографией высокого разрешения: метод был существенно усовершенствован в недавние годы, но по-прежнему требует от исследователя серьезных профессиональных навыков.

Шетток утверждает, что исследовал более 1500 пациентов с аутизмом, и хроматографический анализ позволил выявить очевидные, хотя и сложные закономерности.

Тут следует вспомнить о том, что пептид — это просто фрагмент белка. Если белок состоит из многих соединенных аминокислотных остатков, то пептид представляет собой намного более короткую цепь остатков. Пептиды выступают продуктами первой стадии переваривания белка. На следующей стадии они расщепляются на отдельные аминокислоты.

У большинства людей пептиды проникают через стенку пищеварительного тракта в кровоток ограниченно. Но у лиц с синдромом «дырявого кишечника» пептиды гораздо чаще попадают в кровь через стенки пищеварительного тракта.

Важная особенность патогенеза аутизма и шизофрении состоит в том, что глиадоморфин из глютена и БКМ7 из молока способны действовать сообща.

Одна из важных работ, в которых устанавливается связь глютена и казеина с аутизмом и шизофренией, была опубликована Робертом Кейдом и семью соавторами в журнале «Питание и нейронаука» в 2000 г. под названием «Аутизм и шизофрения: кишечные заболевания».

Отправной точкой для авторов послужила гипотеза Ф. Дохана 1966 г., в соответствии с которой шизофрения связана с потреблением глютена из пшеницы, ячменя, овса и ржи. Данная гипотеза основана на наблюдении, что шизофрения очень редка или протекает легче в странах, где не используются эти злаки, но широко распространена и носит характер тяжелого заболевания в странах, где они составляют основу питания. Позже эта гипотеза была расширена на молоко.

Кейд и его коллеги сочли необходимым поставить ряд вопросов:

  • Определяется ли в крови пациентов с шизофренией и аутизмом аномально высокая концентрация пептидов?
  • Если пептиды действительно проникают в кровоток, способны ли они преодолевать ГЭБ?
  • В какие структуры мозга они проникают?
  • Может ли поражение мозговых структур, в которые проникают пептиды, вызывать симптомы аутизма и шизофрении?
  • Исчезают ли или смягчаются ли симптомы заболевания при удалении или значительном снижении концентрации пептидов?
  • Если один из этих пептидов вводится здоровому животному, вызывает ли это симптомы, схожие с симптомами аутизма и шизофрении?

К тому времени в различных публикациях на все эти вопросы
был дан утвердительный ответ.

Кроме того Кейд и соавторы представили обширные, ранее неопубликованные данные, собранные ими в отношении 150 детей с аутизмом и 120 взрослых пациентов с шизофренией. Они также включили данные, полученные для 76 здоровых взрослых и 43 здоровых детей.

Полученная картина довольно сложна (медицина не знает простых ответов), но данные отличаются известной определенностью. У здоровых участников исследования были установлены три различных режима выделения пептидов. У детей с аутизмом и взрослых с шизофренией были показаны те же три режима, но с намного более высокими уровнями выделения пептидов. Обнаруживалось четкое разделение для каждого режима выделения между, с одной стороны, группой пациентов с аутизмом и шизофренией и, с другой стороны, контрольной группой. Таким образом, был установлен необычайно высокий уровень концентрации пептидов в крови и моче пациентов с шизофренией и аутизмом.

Исследователи также обнаружили, что у более чем 85% больных аутизмом и шизофренией значительно повышен уровень антител IgG к казеину и глютену.

Антитела IgG — это часть иммунной системы организма. Значительно повышенная чувствительность этих антител к глютену и казеину при аутизме и шизофрении убедительно свидетельствует о том, что организм пытается противостоять неким факторам, связанным с этими пептидами.

Пожалуй, наиболее интересные данные получены в течение эксперимента с переводом пациентов с аутизмом на безказеиновую и безглютеновую (БКБГ) диету. Из 70 детей с РАС, переведенных на БКБГ-диету, наблюдение за которыми велось в течение 1—8 лет, у 57 (81%) детей существенно улучшилось состояние с точки зрения социальных навыков, визуального контакта, навыков к обучению, а также симптомов мутацизма, гиперактивности, стереотипий, тревожных расстройств и нанесения себе увечий.

Из 13 детей, состояние которых не улучшилось, у 5 по-прежнему определялся высокий уровень казоморфинов и глиадоморфинов; возможно, это означало, что пациенты не следовали предписанной диете.

Что касается больных шизофренией, то здесь эффективность составила только 40%. Основная проблема состояла в том, что большинство из пациентов, которые не ответили на диету в первое время после ее начала, впоследствии не стали придерживаться диеты. И в этом одна из ключевых проблем с БГБК-диетой: терапевтический эффект не бывает немедленным, а за первые несколько недель воздействие диеты может быть даже отрицательным вследствие симптомов абстиненции от опиоидов.

Однако у тех пациентов, которые не прерывали диету и добились положительного ответа, улучшение обычно продолжалось в течение 12 мес. Возможно, это связано с тем, что за указанное время полностью прекращалось поступление БКМ7 к опиоидным рецепторам в головном мозге. Состояние пациентов, прерывавших диету, как правило, ухудшалось.

В 2001 г. важную статью опубликовали в журнале «Питание и нейронаука» норвежские исследователи Анн-Мари Книвсберг и соавторы. Они подытожили результаты предшествующих исследований и терапевтической диеты, которая назначалась пациентам с аутизмом в течение 12 лет.

Данные исследований охватывали как группы лиц, так и отдельных пациентов. Авторы заключили, что люди с аутизмом, отличаются друг от друга в той же степени, что и люди без нарушений развития.

Диета не представляется панацеей и не способна устранить все проявления аутизма у детей с аутизмом.

Однако нет сомнений в том, что после перехода на указанную диету подавляющее большинство участников исследования стали жить гораздо более полной и гармоничной жизнью, в том числе с точки зрения общения, развития и умения пользоваться своими навыками, чем до начала диеты. Таким образом, отчеты об исследовании должны лечь в основу дальнейшего изучения диетологического фактора при лечении аутизма.

Анн-Мари Книвсберг и Калле Райхелт продолжили исследования и публикации на означенную тему. В 2002 г. в журнале «Питание и нейронаука» они опубликовали статью под названием «Рандомизированное контролируемое исследование терапевтической диеты при симптомах аутизма». В аннотации к статье указано, что «в исследовании приняли участие две рандомизированные группы из 10 детей каждая, одна исследуемая и одна контрольная. Наблюдение и анализы проводились перед началом исследования и через год после начала диеты. Уровень развития детей, поддерживавших диету, был существенно выше, чем в контрольной группе».

Это исследование проводилось с «заслеплением исследователей», т.е. родители знали, какая диета назначена их ребенку, а производившие измерения исследователи не располагали этой информацией.

Наибольшая сложность при исследовании БГБК-диеты состоит в удовлетворении научного критерия «двойного слепого» исследования. То обстоятельство, что дети нередко нарушают и будут нарушать предписанную диету, создает препятствия на пути исследователей.

Несмотря на отсутствие двойных слепых исследований в отношении БГБК-диеты, мы располагаем достоверными научными свидетельствами о корреляции между бета-казоморфинами и аутизмом. Установленная Кейдом, Саном, Райхелтом и Шеттоком взаимосвязь между содержанием пептидов в моче и аутизмом неопровержима.

Жонгже Сан и Роберт Кейд провели серию информативных экспериментов, во время которых здоровым крысам вводили БКМ7.

В одном исследовании, результаты которого опубликованы в журнале «Аутизм» в 1999 г., они пытались установить, в какие структуры мозга проникает БКМ7. Крыс умерщвляли с последующим препарированием головного мозга. Ответ на поставленный вопрос состоял в том, что БКМ7 ассоциирует с теми областями мозга, которые «бывают функционально или анатомически изменены у больных шизофренией и, в большинстве случаев, функционально изменены при аутизме».

Ученые пришли к заключению, что БКМ7 преодолевал ГЭБ, активируя опиоидные рецепторы и затрагивая отделы головного мозга, подобные тем, которые поражаются при шизофрении и аутизме.

В статье, опубликованной в журнале «Пептиды» в 2003 г., Сан и Кейд сообщили, что у здоровых крыс ГД7, основной опиоид в составе глютена, воздействовал только на три участка головного мозга, тогда как БКМ7 — на 45 участков. Кроме того, авторы показали, что механизм, посредством которого ГД7 проникал в клетки мозга, состоял в «диффузии через околожелудочковые структуры», тогда как БКМ7 преодолевал ГЭБ посредством пассивного транспорта (опосредованной диффузии).

Иными словами, ГД7 проникает лишь в отдельные структуры мозга,
«продираясь через кустарник», тогда как БКМ7 «едет по автостраде» и въезжает всюду, куда угодно. Исследователи также отметили, что у животных БКМ7 вызывал «странные перемены в поведении», тогда
как ГД7 на поведение не влиял.

Ранее я упоминал, что БКМ7 выделяется при переваривании бета-казеина А1, но не бета-казеина А2. Рассмотрим, что происходит, когда пациенты с аутизмом или шизофренией употребляют в пищу молоко А2, а не А1.

В 2001 г. НИИМЖ, в то время еще входивший в состав Молочного совета Новой Зеландии, но в скором времени ставший частью «Фонтерры» (крупнейшего в мире экспортера молочных продуктов), подал патентную заявку, относившуюся к бета-казеину А1, аутизму и шизофрении. Патентная заявка была озаглавлена следующим образом: «Молоко, содержащее бета-казеин, у которого в 67-м положении находится пролин, не осложняет неврологические заболевания». На обычном языке это означает, что молоко А2 не ухудшает течение таких заболеваний. В аннотации к заявке говорилось: «Изобретение основано на открытии, что употребление молока, которое содержит вариант бета-казеина с гистидином или любой другой аминокислотой за исключением пролина в 67-м положении, может при переваривании вызвать высвобождение опиоида,способного вызвать или осложнить неврологическое/психическое заболевание, такое как аутизм или синдром Аспергера. Изобретение состоит в предписывании относящимся к группе риска лицам потребление молока или молочных продуктов, содержащих бета-казеин с пролином в 67-м положении».

Иными словами НИИМЖ утверждал, что обычное молоко, содержащее бета-казеин А1, вызывает или обостряет психические заболевания, такие как аутизм, и что лица, относящиеся к группе риска, должны употреблять только молоко А2.

Пятью авторами патентной заявки были Роберт Кроуфорд, Майкл Боланд, Кармен Норрис, Джереми Хилл и Робин Фенвик.

Полученные доказательства можно подразделить на четыре части.

  • Первая была теоретической и соотносилась с опиоидными характеристиками БКМ7. Эти данные были широко известны, никем не оспаривались и не могли лечь в основу патентной заявки.
  • Вторая часть состояла в том, что БК.М7 высвобождается из бета-казеина А1 (и из других вариантов бета-казеина, у которых в 67-м положении находится не пролин, а другие аминокислоты), но не из А2. Эта информация также не была новой: ранее об этом сообщали исследователи из немецких и японских лабораторий.
  • Третья часть доказательной базы происходит из исследования с участием детей с аутизмом и обычноразвивающихся детей (контрольная группа) в возрасте 6—18 лет. У тех детей с аутизмом, которым утром натощак давали молоко А2, в моче был установлен низкий уровень казоморфинов, тогда как у тех, которые в схожих условиях получали молоко А1, обнаруживалось десятикратное повышение уровня казоморфинов. У здоровых детей (идентичная по возрасту контрольная группа) такого повышения не наблюдалось. Эти результаты согласуются с данными Кейда, Райхелта и Шеттока, но оригинальны в том, что впервые проводилось прямое сравнение бета-казеинов А1 и А2.
  • Четвертая часть исследования, совершенно новая, относилась к эпидемиологии. Группа из НИИМЖ определила 10 развитых стран, в отношении которых существуют достоверные данные о потреблении бета-казеина А1, а также статистика смертности от причин, связанных с психическими заболеваниями. В число этих стран вошли Австралия, Канада, Дания, Финляндия, Германия, Исландия, Новая Зеландия, Норвегия, Швеция и США (данные из Сан-Диего). Статистика смертности была предоставлена ВОЗ.

Результаты оказались ошеломительными! Выяснилось, что 63% вариаций в смертности от психических заболеваний между странами может статистически объясняться различием в потреблении бета-казеина А1. Вероятность получения этих результатов случайным образом составляет 0,006 (менее 1 на 160).

Напротив, отношение между потреблением бета-казеина А2 и смертностью от психических заболеваний было негативным, но статистически незначимым. Следовательно, невозможно говорить о защитном действии молока А2, но справедливо утверждение о его нейтральности с точки зрения указанных патологий.

Группа НИИМЖ повторила анализ, исключив из выборки Исландию на основании того, что в этой стране низкий уровень психических заболеваний, что может показаться необычным (хотя в Исландии и в молоке низкий уровень бета-казеина А1).

Повторный анализ показал еще более высокий уровень корреляции между потреблением А1 и психическими заболеваниями.

Исследователи из НИИМЖ также разделили данные в отношении мужчин и женщин, но результаты оказались схожими для обоих полов.

Как интерпретировать эти результаты? Мы не можем утверждать с определенностью, что бета-казеин А1 вызывает смерть при психических заболеваниях, т.к. корреляция ни при каких обстоятельствах не может предоставить абсолютные доказательства. Тем не менее вероятность случайного получения таких результатов крайне маловероятна. Это удивительные результаты.

Вывод

Настало время подытожить наши знания о связи пептидов с аутизмом и шизофренией. Установлено, что в моче многих пациентов с аутизмом и шизофренией аномально повышен уровень БКМ7. Эти показатели существенно снижаются при переводе таких пациентов на БГБК-диету. Об этом свидетельствуют исследования Кейда, Райхелта и Шеттока в трех разных странах.

Нам известно и то, что БКМ7 высвобождается при переваривании бета-казеина А1, но не выделяется вовсе или выделяется в пренебрежимо малых количествах из бета-казеина А2.

В многочисленных исследованиях было показано, что исключение
из режима питания казеина и глютена ведет к наблюдаемому смягчению симптомов аутизма. Здесь следует вновь назвать Кейда, Райхелта и Шеттока, а также коллегу Райхелта Анн-Мари Книвсберг. Однако ни в одном из этих среднесрочных и долгосрочных исследований не применялись двойные слепые протоколы.

Доказано также, что БКМ7 проникает во многие структуры мозга, связанные с патогенезом аутизма, тогда как схожие пептиды из глютена не достигают большинства этих областей.

Наконец, ученым предстоит выяснить, могут ли опиоидные пептиды, выделяющиеся, к примеру, из бета-казеина и глютена, вызывать сам синдром аутизма и шизофрении или же они вызывают или обостряют симптомы этих синдромальных состояний.

Синдром или лежащие в его основе патофизиологические процессы могут обладать генетической природой, поражая лишь уязвимые генотипы человека. Однако не исключено, что симптомы проявляются или многократно обостряются, когда БКМ7 проникает в кровоток через стенки кишечника, а затем достигает головного мозга. Поэтому даже если основной патогенетический фактор заключается не в опиоидах, они наносят непоправимый ущерб уязвимым людям. Именно по этой причине Йорген Клавенесс и его единомышленники говорят о важности раннего начала терапевтической диеты.

Автор: Кит Вудфорд
Научный редактор: Вячеслав Дубынин, доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Нам очень важно ваше мнение, пожалуйста оцените статью. Надеемся, что она была вам полезна.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...


Об авторе

Дубынин Вячеслав Альбертович
Дубынин Вячеслав Альбертович

Доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ, специалист в области физиологии мозга.

Ведёт активную преподавательскую деятельность на биологическом, медицинском и психологическом факультетах МГУ имени М.В. Ломоносова, а также на психологических факультетах ряда высших учебных заведений Москвы (МНЭПУ, Институт современной экономики, Институт аналитической психологии и др.).

Дубынин В.А. подготовил и читает для студентов-психологов вечернего отделения МосГУ следующие дисциплины:

- анатомия центральной нервной системы;

- физиология центральной нервной системы;

- Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем.

Кроме того, им разработаны курсы по психофизиологии, психогенетике, экологии. По основному месту работы Дубынин В.А. ведёт спецкурс «Физиология двигательных систем мозга», входящий в систему повышения квалификации работников высшего образования на базе МГУ им. М.В. Ломоносова.

Как преподаватель, Дубынин В.А. стремится к целостности и информационной насыщенности читаемых дисциплин; ставит задачу формирования у студентов младших курсов базовых представлений о физиологических и биологических основах функционирования психики.

Является соавтором издания «Регуляторные системы организма человека» (М., Дрофа, 2003, 368 с.), допущенного Министерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов вузов. Пособие включает курсы лекций по анатомии ЦНС, физиологии ЦНС с основами нейрофармакологии, физиологии ВНД, нейроэндокринологии; написано доступным языком и получило высокую оценку у студентов и преподавательского состава.

Дубыниным В.А. подготовлены учебные программы и краткие учебные пособия по всем читаемым им дисциплинам. Кроме того, он является соавтором учебных материалов по биологии для школьников старших классов, в том числе издания «Биология. Пособие для поступающих в вузы» (изд-во МГУ, 2002), где им написаны главы, касающиеся деятельности нервной системы. Дубынин В.А. входит в состав Федерального экспертного совета Министерства образования РФ (секция «Школьные учебники по биологии»).

Дубынин В.А. по основному месту работы является руководителем курсовых, дипломных и диссертационных работ по специальности "Физиология", неоднократно привлекался для рецензирования и оппонирования диссертаций.

Имеет более 100 опубликованных в российской и зарубежной печати научных работ, относящихся к различным областям физиологии мозга и нейрофармакологии. Из них в виде статей представлено около 45 работ. Ответственный исполнитель гранта РФФИ № 02-04-48561 («Влияние бета-казоморфинов на материнско-детское взаимодействие экспериментальных животных»). Эксперт межведомственного фонда «Наука долголетия» по программам в области нейронаук.

Не забудьте поделиться этой важной информацией с теми, кто может в ней нуждаться!