Изменения мозга от пренатального периода до старости при РАС

Эта статья основана на исследованиях, то есть имеет научные доказательства. Цифры в скобках (1, 2, 3) это активные ссылки на публикации рецензируемых исследований.

Нормальное развитие мозга человека

Типично (нормально) развивающийся ребенок рождается с ограниченными способностями к обработке информации и регуляции поведения, что обусловлено незрелостью нервных связей, в особенности тех, которые обеспечивают реализацию когнитивных, речевых, социальных функций, эмоциональных реакций, функций самосознания высшего порядка [8].

Самый динамичный этап развития мозга — пренатальный период, когда мозговая трубка превращается в сложно организованный орган с архитектурой, подобной мозгу взрослого человека.

От рождения до двух лет общий размер мозга резко увеличивается, достигая почти 90 % объема взрослого человека. Объем серого вещества также достигает пика к двум годам жизни [9].

Структурные изменения происходят параллельно формированию мозговых связей, что является результатом чрезвычайно сложных, тонко регулируемых молекулярно-клеточных процессов, включая нейрогенез, в том числе пролиферацию, дифференциацию, миграцию клеток, образование синапсов, разветвление дендритов, рост аксонов и удаление лишних, миелинизацию [9].

Эти клеточные и молекулярные процессы формируют структурную и функциональную архитектуру человеческого мозга и лежат в основе различной динамики созревания функциональных систем от первичных сенсомоторных до вторичных ассоциативных зон.

Расстройства аутистического спектра как прогрессирующее системное нарушение развития мозга

Аномалии развития мозга, обусловленные генетическими, молекулярно-клеточными, нейронными и другими нарушениями, вызывающими РАС, формируются на этапе пренатального развития и продолжаются в раннем постнатальном периоде [4].

В результате многочисленных исследований у лиц с такими расстройствами выявлены общие, связанные с возрастом, периоды дизонтогенеза мозга, что позволило предположить наличие динамического, поэтапного характера развития таких нарушений на протяжении жизни [10].

От 3–6 мес. пренатального периода до рождения

В связи со значительными методическими трудностями этот период развития наименее изучен. У детей с РАС при рождении окружность головы и общий размер мозга не отличались, либо были меньше, чем у нормально развивающихся детей [8, 11–13].

Ряд авторов отметили уменьшение в этом возрасте размера гиппокампа и миндалины [14].

От рождения до 3–4 лет

Установлено, что размер окружности головы у детей одного года коррелирует с общим объемом мозга [8].

По данным метаанализа, у детей с РАС в возрасте от 6–12 мес. до 3–4 лет общий размер мозга был увеличен по сравнению с нормотипичными детьми [8, 12, 13, 15–17].

У 90% детей в возрасте от 2 до 4 лет с РАС выявили увеличение размера мозга на 10% по сравнению со средними возрастными значениями [18].

Наличие макроцефалии коррелировало с регионарно-специфическими изменениями мозга в виде увеличения лобной, височной и поясной коры, мозжечка, уменьшения размеров мозолистого тела и червя мозжечка, что сочеталось с отсутствием изменений затылочных долей мозга [19–21].

По результатам аутопсии мозга 3–4-летних пациентов и нормотипичных детей абсолютные размеры мозолистого тела в группах были сопоставимы, но было разным соотношение объем мозга/размер мозолистого тела: это соотношение у больных детей было больше, чем у здоровых [22]. Вместе с тем у ряда больных эти показатели не различались [23, 24].

У детей с мегалэнцефалией в лобной, височной, теменной и поясной коре, мозжечке объем серого и белого вещества был увеличен больше чем на 20 % [19, 21].

Наблюдалась дезорганизация серого и белого вещества мозга в виде отсутствия четких границ между ними, увеличения числа нейронов в сочетании с уменьшением их ядер и общего размера клеток либо увеличения нейропиля — сети, образованной дендритами нейронов, немиелинизированными аксонами, синапсами, сосудистыми клетками, отростками глиальных клеток [8, 10, 12, 13, 15, 21, 25, 26].

Наряду с увеличением общего размера мозга обнаружено увеличение гиппокампа, миндалины и мозжечка [5, 23].

Нейроны в глубоких ядрах мозжечка (n. fastigeal, n. globose, n. emboliform) отличались большими размерами и их количество было больше [24].

Некоторые авторы у детей 2–3 лет зафиксировали увеличение объема белого вещества мозжечка [18], тогда как другие авторы отмечали его уменьшение [27].

На основании этих данных выделяют две подгруппы больных: с гипо- или гиперплазией червя или всего мозжечка [4, 11, 28].

Аномалии цитоархитектоники мозга наблюдались в префронтальной и фронто-инсулярной коре, веретенообразной (латеральной затылочно-височной) извилине, подкорковых структурах (в коре поясной извилины, гиппокампе и миндалине), мозжечке и стволе мозга [26].

Клетки астроглии и микроглии, выполняющей функцию макрофагов в центральной нервной системе, были увеличены [29]. Известно, что активация микроглии, вызванная патологическими процессами, может препятствовать апоптозу или стимулировать рост нервных клеток.

При моделировании у грызунов патологии мозга, сходной с нарушениями, наблюдающимися у детей с РАС, установлено, что причиной развития мегалэнцефалии могут быть избыточная пролиферация нейрональных клеток-предшественников, снижение физиологического апоптоза, нарушения дифференцировки и миграции клеток, снижение синаптогенеза, нейровоспаление [3, 4, 8, 18, 30].

В возрасте до 2–3 лет у детей с РАС выявляются поведенческие расстройства, которые отражают структурно-функциональные нарушения мозга.

Избыточное количество нейронов служит одной из причин чрезмерного роста головного мозга, дефектов формирования нервных паттернов и связей в виде избыточных локальных коротких корковых и подкорковых связей, препятствующих функционированию дистантных длинных связей вентромедиальной префронтальной коры, средней височной извилины, клина, верхней теменной извилины, необходимых для формирования социальных функций и речи [30–33].

Регионарноспецифический характер нарушений мозга у детей с РАС объясняют тем, что процессы синаптогенеза, роста дендритов, образования нейрональных связей и миелинизации в лобной и височной коре характеризуются большой продолжительностью. В этой связи эти регионы в большей степени подвержены неблагоприятному влиянию дерегуляции роста, чем зоны мозга, которые созревают быстро и рано, например первичная зрительная кора [31].

От 4 до 15 лет

Общий объем мозга детей с РАС 4–7 лет был несколько меньше либо не отличался от такового у нормально развивающихся детей [34].

У пациентов 7–12 лет выявлено замедление нормального возрастного увеличения объема мозга [12]. В этом возрасте преобладали изменения не целостного мозга, а его отдельных областей в виде уменьшения лобных и височных долей, подкорковых структур, в том числе лимбического мозга, левой внутренней капсулы, свода мозга, мозолистого тела [10, 19, 35, 36].

Уменьшение объема мозга было вызвано редукцией объема серого и белого вещества в лобных, височных и теменных долях, в лимбических структурах, мозжечке, левой внутренней капсуле и своде [10, 19, 27, 35, 36].

Замедление формирования извилин в префронтальной и теменной коре приводило к снижению общей площади коры головного мозга и плотности связей с другими его структурами [32].

У детей старше 4 лет размеры миндалины и гиппокампа либо не отличались от таковых у нормотипичных детей, либо были несколько меньше [5, 14].

Вместе с тем другие авторы выявили увеличение гиппокампа, особенно в группе РАС без когнитивных нарушений [37], а также билатеральное увеличение хвостатых и прилежащих ядер [28, 38], уменьшение мозолистого тела [36].

У подростков 12–14 лет зафиксирована редукция объема серого вещества как в целом мозге, так и в отдельных структурах: в лобностриатальной и париетальной сети, вентральной и верхней височной области. Объем белого вещества был снижен в мозжечке, левой внутренней капсуле, своде; уменьшен размер мозолистого тела [27, 36].

Для детей с РАС этого возраста характерны нарушения цитоархитектоники мозга: снижение количества нейронов в сочетании с уменьшением размера их ядер и сомы в лобной, височной, теменной коре, веретенообразной и задней поясной извилине, миндалине, прилежащем ядре, покрышке, мозолистом теле, стволе и мозжечке; уменьшение размеров клеточных ансамблей коры, так называемых нейронных колонок; нарушение миелинизации аксонов в задней поясной извилине, префронтальной коре, височно-теменной области, мозолистом теле [10, 25, 28, 32, 35, 36, 38–42].

Уменьшение нейронных колонок объясняют редукцией размеров дендритов и межклеточного пространства, что обусловлено нарушениями миграции клеток-предшественников [25].

В коре полушарий мозжечка было снижено количество клеток Пуркинье, отмечалась гипоплазия задних долек червя [32, 35, 36, 38, 45].

С использованием функциональной магнитно-резонансной томографии у детей с РАС в возрасте 11–13 лет зафиксирован дефицит межполушарных и внутриполушарных длинных связей в сочетании с избыточностью локальных связей в теменной, островковой и префронтальной коре [31, 32, 43]; снижение синаптических связей мозжечка с нижней оливой [41].

В соответствии с преобладающим нарушением этапов нейрогенеза предложено разделять детей с РАС на четыре группы [4].

У детей 1-й группы в период с 6 мес. пренатального развития до 3 лет постнатального периода наблюдаются аномально высокие темпы пролиферации, что приводит к избыточному формированию нейрональных клеток-предшественников.

У детей 2-й группы доминируют нарушения миграции клеток, процессов организации слоев коры и роста нейронов с формированием незрелых нейронов со сниженной нейрональной активностью.

В 3-й группе преобладают дефекты синаптогенеза и нейротрансмиттерной передачи, в 4-й группе — нарушения создания ансамблей нейронных систем.

От 15 лет и старше

Общий объем мозга пациентов этого возраста не отличался или был несколько меньше по сравнению со здоровыми испытуемыми [10, 15, 44].

Размер нейронов и цитоплазмы клеток у 11–23-летних пациентов был сопоставим с таковыми в контрольной группе, а у 29–64-летних — был несколько больше [15].

В коре головного мозга, аммоновом роге и зубчатой извилине обнаружена мультифокальная дисплазия, в передненижней поверхности полушарий и червя мозжечка — дисплазия и гипоплазия [10, 38, 45], что связывают с дерегуляцией нейрогенеза, миграции и созревания нейронов.

При аутопсии мозга у людей с РАС в возрасте от 13 до 54 лет обнаружено уменьшение белого вещества в мозжечке, снижение количества клеток Пуркинье, корзинчатых и звездчатых клеток в заднелатеральной коре полушарий мозжечка [41].

У людей с РАС в возрасте 30–44 лет наблюдались аномалии цитоархитектоники мозга, белого вещества лобных долей, передней поясной коры; повышение плотности аксонов малого диаметра, представляющих короткие связи, в сочетании со снижением количества аксонов большого диаметра, обеспечивающих длинные связи; в белом веществе орбитофронтальной коры — снижение толщины миелина [46, 47].

С использованием позитронно-эмиссионной томографии у взрослых пациентов выявлено повышение метаболизма в белом веществе лобной и височной долей, переднем отделе внутренней капсулы (в таламофронтальном тракте), мозолистом теле, что связывают с неэффективностью функциональных связей, в частности тормозного контроля для компенсации гиперметаболизма [48].

С помощью функциональной магнитнорезонансной томографии у взрослых с РАС установлено снижение активности в регионах мозга, связанных с обработкой социальной информации, таких как медиальная префронтальная кора, миндалина и островок [49].

В большинстве исследований показано снижение дистантных связей префронтальной, поясной коры, клина, миндалины, верхней височной извилины, задневерхней височной дольки, передней части островка, теменной доли с различными отделами мозга в сочетании с избытком коротких внутриструктурных связей [31, 49–51].

Усиление локальной активности подкорковых структур объясняют снижением корректирующего влияния префронтальной коры [52].

Заключение

Дизонтогенез мозга у детей с РАС начинается пренатально и продолжается в постнатальном периоде, причем этот процесс манифестирует не одномоментно, с вовлечением разных патогенетических путей, при этом каскад патологических процессов всегда индивидуальный.

Различная активность генов, ассоциированных с РАС, в сочетании с воздействиями факторов внешней среды обусловливает клиническую гетерогенность фенотипа.

В раннем детском возрасте у пациентов с РАС отмечается избыточный рост нервной ткани.

Дезорганизация серого и белого вещества на макро- и микроуровне носит регионально-специфический характер, поскольку наблюдается преимущественно в лобной и височной долях и не затрагивает затылочных долей. На микроуровне выявляется увеличение числа нейронов.

Аномалии развития серого и белого вещества мозга вызывают формирование избыточных внутриструктурных связей и дефицит дистантных нейросетей.

У детей с дизонтогенезом дошкольного и подросткового возраста наблюдается отставание в росте целостного мозга и отдельных его долей в сочетании с нарушениями на микроуровне в виде редукции числа нейронов, нарушений процессов миелинизации.

Функциональные нарушения проявляются дефицитом длинных внутри- и межполушарных связей в сочетании с избытком коротких внутриструктурных связей.

У взрослых больных различия на макро и микроуровне в среднем нивелируются. При этом клинические проявления заболевания отражают сформировавшиеся атипичные функциональные связи.

Литература

  1. American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders, fifth edition (Dsm-5). American Psychiatric Publishing, Inc; Arlington, VA, US; 2013. https:// doi.org/10.1176/appi.books.9780890425596.
  2. Gesundheit B, Rosenzweig JP, Naor D, et al. Immunological and autoimmune considerations of autism spectrum disorders. J Autoimmun. 2013;44:1-7. https://doi.org/10.1016/j.jaut.2013.05.005.
  3. Kaushik G, Zarbalis KS. Prenatal neurogenesis in autism spectrum disorders. Front Chem. 2016;4:12. https://doi.org/10.3389/fchem.2016.00012.
  4. Courchesne E, Pramparo T, Gazestani VH, et al. The ASD living biology: from cell proliferation to clinical phenotype. Mol Psychiatry. 2019;24(1):88-107. https://doi.org/10.1038/s41380-018-0056-y.
  5. Weston CS. Four social brain regions, their dysfunctions, and sequelae, extensively explain autism spectrum disorder symptomatology. Brain Sci. 2019;9(6). pii: E130. https://doi.org/10.3390/brainsci9060130.
  6. Макаров И.В., Автенюк А.С. Диагностика детского аутизма: ошибки и трудности // Социальная и клиническая психиатрия. – 2018. – Т. 28. – № 3. – С. 74–81.
  7. Goines PE, Ashwood P. Cytokine dysregulation in autism spectrum disorders (ASD): possible role of the environment. Neurotoxicol Teratol. 2013;36:67-81. https://doi.
    org/10.1016/j.ntt.2012.07.006.
  8. Courchesne E, Pierce K. Brain overgrowth in autism during a critical time in development: implications for frontal pyramidal neuron and interneuron development and connectivity. Int J Dev Neurosci. 2005;23(2-3):153-170. https://doi.org/10.1016/j.ijdevneu.2005.01.003.
  9. Ouyang M, Dubois J, Yu Q, et al. Delineation of early brain development from fetuses to infants with diffusion MRI and beyond. Neuroimage. 2019;185:836-850. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2018.04.017.
  10. Wegiel J, Flory M, Kuchna I, et al. Neuronal nucleus and cytoplasm volume deficit in children with autism and volume increase in adolescents and adults. Acta Neuropathol Commun. 2015;3(2). https://doi.org/10.1186/s40478-015-0183-5.
  11. Переверзева Д.С., Горбачевская Н.Л. Связь между возрастом и анатомическими нарушениями мозга при раннем детском аутизме // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. – 2008. – Т. 108. – № 2. – С.71–81.
  12. Dawson G, Munson J, Webb SJ, et al. Rate of head growth decelerates and symptoms worsen in the second year of life in autism. Biol Psychiatry. 2007;61(4):458-464. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2006.07.016.
  13. Sacco R, Gabriele S, Persico AM. Head circumference and brain size in autism spectrum disorder: a systematic review and meta-analysis. Psychiatry Res. 2015;234(2):239-251. https://doi.org/10.1016/j.pscychresns.2015.08.016.
  14. Saitoh O, Karns CM, Courchesne E. Development of the hippocampal formation from 2 to 42 years: MRI evidence of smaller area dentata in autism. Brain. 2001;124(Pt 7):1317-https://doi.org/10.1093/brain/124.7.1317.
  15. Redcay E, Courchesne E. When is the brain enlarged in autism? A meta-analysis of all brain size reports. Biol Psychiatry. 2005;58:1-9. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2005.03.026.
  16. Hazlett HC, Gu H, Munsell BC, et al. Early brain development in infants at high risk for autism spectrum disorder. Nature. 2017;542(7641):348-351. https://doi.org/10.1038/nature21369.
  17. Pagnozzi AM, Conti E, Calderoni S, et al. A systematic review of structural MRI biomarkers in autism spectrum disorder: a machine learning perspective. Int J Dev Neurosci. 2018;71:68-82. https://doi.org/10.1016/j.ijdevneu.2018.08.010.
  18. Courchesne E, Karns C, Davis HR, et al. Unusual brain growth patterns in early life in patients with autistic disorder: an MRI study. Neurology. 2001;57:245-254. https://doi.org/10.1212/wnl.57.2.245.
  19. Carper RA, Moses P, Tigue ZD, Courchesne E. Cerebral lobes in autism: early hyperplasia and abnormal age effects. Neuroimage. 2002;16(4):1038-1051. https://doi.org/10.1006/nimg.2002.1099.
  20. Schumann CM, Bloss CS, Barnes CC, et al. Longitudinal magnetic resonance imaging study of cortical development through early childhood in autism. J Neurosci.2010; 30(12):4419-4427. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.5714-09.2010.
  21. Courchesne E, Mouton PR, Calhoun ME, et al. Neuron number and size in prefrontal cortex of children with autism. JAMA.2011;306:2001-2010. https://doi.org/10.1001/jama.2011.1638.
  22. Boger-Megiddo I, Shaw DW, Friedman SD, et al. Corpus callosum morphometrics in young children with autism spectrum disorder. J Autism Dev Disord. 2006;36(6):733-739. https://doi.org/10.1007/s10803-006-0121-2.
  23. Sparks BF, Friedman SD, Shaw DW, et al. Brain structural abnormalities in young children with autism spectrum disorder. Neurology. 2002;59(2):184-192. https://doi.org/10.1212/wnl.59.2.184.
  24. Lainhart JE, Bigler ED, Bocian M, et al. Head circumference and height in autism: a study by the Collaborative Program of Excellence in Autism. Am J Med Genet A.2006;140(21):2257-2274. https://doi.org/10.1002/ajmg.a.31465.
  25. Casanova MF, van Kooten IA, Switala AE, et al. Minicolumnar abnormalities in autism. Acta Neuropathol.2006;112(3):287-303. http://doi:10.1007/s00401-006-0085-5.
  26. Varghese M, Keshav N, Jacot-Descombes S, et al. Autism spectrum disorder: neuropathology and animal models. Acta Neuropathol. 2017;134(4):537-566. https://doi.org/10.1007/s00401-017-1736-4.
  27. McAlonan GM, Cheung V, Cheung C, et al. Mapping the brain in autism. A voxel-based MRI study of volumetric differences and intercorrelations in autism. Brain. 2005;128:268-276. https://doi.org/10.1093/brain/awh332.
  28. Fatemi SH, Aldinger KA, Ashwood P, et al. Consensus paper: pathological role of the cerebellum in autism. Cerebellum. 2012;11(3):777-807. https://doi.org/10.1007/s12311-012-0355-9.
  29. Vargas DL, Nascimbene C, Krishnan C, et al. Neuroglial activation and neuroinflammation in the brain of patients with autism. Ann Neurol. 2005;57(1):67-81. https://doi. org/10.1002/ana.20315.
  30. Courchesne E, Pierce K, Schumann CM, et al. Mapping early brain development in autism. Neuron. 2007;56(2):399-413. http://doi:10.1016/j.neuron.2007.10.016.
  31. Courchesne E, Pierce K. Why the frontal cortex in autism might be talking only to itself: local overconnectivity but long-distance disconnection. Curr Opin Neurobiol. 2005b;15(2):225-230. https://doi.org/10.1016/j.conb.2005.03.001.
  32. Bos DJ, Merchán-Naranjo J, Martínez K, et al. Reduced gyrification is related to reduced interhemispheric connectivity in autism spectrum disorders. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry. 2015;54(8):668-676. https://doi.org/10.1016/j.jaac.2015.05.011.
  33. Cheng W, Rolls ET, Gu H, et al. Autism: reduced connectivity between cortical areas involved in face expression, theory of mind, and the sense of self. Brain. 2015;https://doi.org/10.1093/brain/awv051.
  34. Hardan AY, Libove RA, Keshavan MS, et al. A preliminary longitudinal magnetic resonance imaging study of brain volume and cortical thickness in autism. Biol Psychiatry. 2009;66:313-315. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2009.04.024.
  35. Just MA, Cherkassky VL, Keller TA, et al. Functional and anatomical cortical underconnectivity in autism: evidence from an fMRI study of an executive function task and corpus callosum morphometry. Cereb Cortex. 2007;17:951-961. https://doi.org/10.1093/cercor/bhl006.
  36. Frazier TW, Hardan AY. A meta-analysis of the corpus callosum in autism. Biol Psychiatry. 2009;66(10):935-941. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2009.07.022.
  37. Schumann CM, Hamstra J, Goodlin-Jones BL, et al. The amygdala is enlarged in children but not adolescents with autism; the hippocampus is enlarged at all ages.
    J Neurosci. 2004;24:6392-6401. https://doi.org/10.1523/ JNEUROSCI.1297-04.2004.
  38. Wegiel J, Flory M, Kuchna I, et al. Brain-region-specific alterations of the trajectories of neuronal volume growth throughout the lifespan in autism. Acta Neuropathol Commun. 2014;2:28. https://doi.org/10.1186/2051-5960-2-28.
  39. Barnea-Goraly N, Kwon H, Menon V, et al. White matter structure in autism: preliminary evidence from diffusion tensor imaging. Biol Psychiatry. 2004;55(3):323-326. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2003.10.022.
  40. Van Kooten IA, Palmen SJ, von Cappeln P, et al. Neurons in the fusiform gyrus are fewer and smaller in autism. Brain.2008;131(Pt 4):987-999. https://doi.org/10.1093/brain/awn033.
  41. Whitney ER, Kemper TL, Bauman ML, et al. Cerebellar Purkinje cells are reduced in a subpopulation of autistic brains: a stereological experiment using calbindin-D28k. Cerebellum. 2008;7(3):406-416. https://doi.org/10.1007/s12311-008-0043-y.
  42. Barnea-Goraly N, Menon V, Krasnow B, et al. Investigation of white matter structure in velocardiofacial syndrome: a diffusion tensor imaging study. Am J Psychiatry. 2003; 160(10):1863-1869. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.160.10.1863.
  43. Washington SD, Gordon EM, Brar J, et al. Dysmaturation of the default mode network in autism. Hum Brain Mapp. 2014;35(4):1284-1296. https://doi.org/10.1002/hbm.22252.
  44. Kosaka H, Omori M, Munesue T, et al. Smaller insula and inferior frontal volumes in young adults with pervasive developmental disorders. Neuroimage. 2010;50(4):1357-1363. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2010.01.085.
  45. Wegiel J, Kuchna I, Nowicki K, et al. The neuropathology of autism: defects of neurogenesis and neuronal migration, and dysplastic changes. Acta Neuropathol. 2010;119(6):755-770. https://doi.org/10.1007/s00401-010-0655-4.
  46. Zikopoulos B, Barbas H. Changes in prefrontal axons may disrupt the network in autism. J Neuroscience. 2010;30(44):14595- https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.2257-10.2010.
  47. Shukla DK, Keehn B, Smylie DM, Müller RA. Microstructural abnormalities of short-distance white matter tracts in autism spectrum disorder. Neuropsychologia.
    2011;49(5):1378-1382. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2011.02.022.
  48. Mitelman SA, Buchsbaum MS, Young DS, et al. Increased white matter metabolic rates in autism spectrum disorder and schizophrenia. Brain Imaging Behav. 2018;12(5):1290-https://doi.org/10.1007/s11682-017-9785-9.
  49. Von dem Hagen EA, Stoyanova RS, Baron-Cohen S, Calder AJ. Reduced functional connectivity within and between ‘social’ resting state networks in autism spectrum
    conditions. Soc Cogn Affect Neurosci. 2013;8(6):694-701. https://doi.org/10.1093/scan/nss053.
  50. Rane P, Cochran D, Hodge SM, et al. Connectivity in autism: a review of MRI connectivity studies. Harv Rev Psychiatry. 2015;23(4):223-244. https://doi.org/10.1097/HRP.0000000000000072.
  51. Li D, Karnath HO, Xu X. Candidate biomarkers in children with autism spectrum disorder: a review of MRI studies. Neurosci Bull. 2017;33(2):219-237. https://doi.org/10.1007/s12264-017-0118-1.
  52. Mizuno A, Villalobos ME, Davies MM, et al. Partially enhanced thalamocortical functional connectivity in autism. Brain Res. 2006;1104(1):160-174. https://doi.org/10.1016/j.
    brainres.2006.05.064.

Авторы

Светлана Георгиевна Белокоскова — д-р мед. наук, старший научный сотрудник физиологического отдела им. И.П. Павлова ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины», Санкт-Петербург.

Эмма Магомедовна Мальсагова — аспирант физиологического отдела им. И.П. Павлова ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины», Санкт-Петербург.

Сергей Георгиевич Цикунов — д-р мед. наук, профессор, заведующий лабораторией психофизиологии эмоций, ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины», Санкт-Петербург.

close

Подпишись на еженедельные новости

Редакция Proautism.info
Редакция Proautism.infohttp://proautism.info/
При полном или частичном копировании материала поставьте пожалуйста активную ссылку на наш сайт: https://proautism.info/ , ведь это труд целой команды PROАУТИЗМ >>

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Топ 5 статей раздела

Узнавай в Telegram

Смотри на Youtube

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ